07
Сен

Бегство янки в Афганистане: провал или поражение

Вторую неделю подряд мировые и российские СМИ обсуждают ускоренных выход американских войск из Афганистана. Разговор идет главным образом вокруг того: является ли бегство янки провалом и поражением сопоставимым с завершением войны во Вьетнаме, или же это просто смена тактики действий Вашингтона. Последней точки зрения, по нашему мнению, уделяется слишком мало внимания.

Цели США

Увлекшись оценкой последствий «поражения» в Афганистане для США, наблюдатели упускают важные особенности. На них указывают бывшие руководители афганской армии. Причем эти факты были обнародованы задолго до событий августа текущего года, но их не принимали в расчет.

Так, в 2017 году бывший генерал ВВС Афганистана А. Амархель в интервью журналистам сказал, что «войска США не стремятся бороться с талибами, что их цель подорвать безопасность в Центральной Азии – в Таджикистане, Узбекистане и других странах».

Другой афганский генерал А. Такат, утверждал: «Талибы – проект США и Британии. На первом этапе талибы были на юге Афганистана. Если бы американцы захотели, то уничтожили бы их на юге и не гнали на север… Цель военного присутствия США в нашей стране – не война с терроризмом, а проникновение в соседние страны и Россию… Естественно, Иран, враг США, – тоже их цель».

Нынешние руководители афганской армии, объясняя сдачу позиций, говорят, что их предало собственное политическое руководство и США, отказавшиеся поддерживать с воздуха и продолжать обеспечивать войска афганцев материально. Вместо этого американцы оставили огромное количество оружия, включая вертолеты и самолеты талибам.

На таком фоне особо не скрывается связь руководителей «Талибана» с разведслужбами Пакистана и США. Американцы признают, что условия вывода своих войск обговорили с талибами. О каком тогда «поражение» и кого нужно вести речь? Логичнее рассматривать, происходящие события, как спецоперацию США по смене власти в Афганистане.

В чем причина подобных действий американцев? Они принесли в жертву свой имидж, это свершившийся факт.

Некоторое представление о планах американцев в регионе дают высказывания союзников. Так, представитель ЕС Ф.Боррель на днях сказал, что «озабоченность» союзников США обстановкой в Афганистане обусловлена «усилением влияния в регионе России и Китая».

Напомним, что война в Афганистане начиналась под лозунгом борьбы с международным терроризмом, наказания Усамы бен Ладена за теракт. В действительности американцы занялись превращением Афганистана в мирового производителя героина. Расчет делался на то, что с помощью наркотиков можно будет влиять на ситуацию в России, Китае и Европе.

Ну вот, задача трансформации Афганистана в лидера наркоторговли успешно решена (площадь посевов мака выросла с 2001 по 2021 год в 100 раз, страна производит порядка 80% героина в мире), но государство получилось слабым. В светском формате оно не способно дестабилизировать ситуацию в регионе. Да и обстановка на Ближнем Востоке изменилась.

Исторически Афганистан – зона влияния США

Отсюда идет желание Вашингтона сделать ставку на «сильного игрока», которым видятся талибы. Новый этап «Большой игры», так иногда аналитики сравнивают противостояние России и США, в Средней Азии по аналогии с событиями в XIX веке, будет развиваться в других условиях. Тогда Российская империя и Великобритания пришли после 70 лет борьбы к компромиссу, состоявшему в обязательствах Санкт-Петербурга не лезть в Афганистан, а Лондона – в Бухару и Хиву. Стороны разграничили зоны влияния.

Сегодня Вашингтон рассматривает в качестве своих зон влияния весь мир. Данная стратегия подробно изложена Т. Барнетом в книге The Pentagon’s New Map и взята на вооружение властями США. Под прикрытием борьбы с терроризмом американцы идут по пути создания хаоса в регионах важных для поддержания их лидирующей роли, не допуская какой-либо их политической организации.

К аналогичному выводу приходит и французский журналист – расследователь Т. Мейсан. В своей статье «Семь небылиц западной пропаганды об Афганистане» (Voltairenet.org, 20.08.2021) он пишет следующее: «Соединённые Штаты вовсе не потеряли Афганистан, у них не было задачи установить в этой стране мир…Им нужно только, чтобы этот регион оставался нестабильным, и чтобы никакое правительство не могло контролировать там добычу природных ресурсов. Им нужно, чтобы эти ресурсы добывали только компании из нескольких развитых стран, и то если получат их протекцию».

В СМИ уже появилась информация о том, что Фонд развития Мубадалы в ОАЭ, где главным советником является бывший премьер-министр Великобритании Т.Блэр, уже разрабатывает план добычи ресурсов в Афганистане на сумму 1 триллион долларов США. Для соседей дестабилизация, для себя прибыли.

Бегство янки в Афганистане: провал или поражение

Что дальше?

Если вслед за Афганистаном аналогичную операцию по выводу войск США проведут в Ираке, то что будет с регионом? Война всех против всех к радости ВПК США и транснациональных корпораций?

Одним из видимых и стимулируемых через СМИ негативных последствий такой политики является появление мощных миграционных потоков. Заявлениям талибов о беспрепятственном выезде граждан за рубеж после ухода иностранных войск из страны никто не верит. Теракт в аэропорту Кабула становиться мощным стимулом в пользу отъезда для афганцев, стремящихся покинуть родину. По самым скромным оценкам не менее 2 млн. афганцев готовы стать беженцами. Новая миграционная волна вызывает панику у европейских лидеров.

Ну ладно мигранты, пусть Брюссель сам отвечает за свою политику, а что делать с террористами, если на базе Афганистана и Ирака возникнет мощный игило-талибский очаг? С учетом радикальности идеологии «Талибана» неизбежным будет экспансия, попытки распространения учения на соседние страны. Ну не сразу они начнут, но начнут, когда окрепнут.

Руководство России понимает ситуацию и принимает соответствующие меры, демонстрирует через череду военных учений в рамках ОДКБ готовность дать отпор талибам на среднеазиатском театре военных действий. Путин пытается сформировать коалицию государств, объединив противников разрушительной политики США под лозунгом борьбы с терроризмом. Одновременно ведутся поиски каналов взаимодействия с «умеренным» крылом «Талибана». Насколько успешными будут наши усилия – покажет время.