02
Авг

Особенности государственного развития в истории России.

К важным геополитическим идеям, объясняющим некоторые особенности формирования и развития российской государственности, следует отнести:

1) влияние больших континентальных пространств на создание транспортной, коммуникационной и управленческой инфраструктур; зависимость силы и слабости геополитического субъекта от размеров контролируемого им пространства в силу объективных пределов самодостаточности; влияние геополитического типа развития на характер и тип политической культуры общества и др.;

2) современные теории модернизации, позволяющие выявить степень влияния «вторичной» («отраженной») модернизации («модернизации вдогонку»), характерной для России, на формирование и развитие основных модернизационных кризисов. В силу остроты основного социокультурного противоречия (несовпадения европеизированной элиты и традиционалистских народных масс) развитие России в Новое и Новейшее время шло в русле «консервативного обновления», а либеральные ценности использовались властью в разные исторические периоды (Александром I, Александром II) скорее как средство сохранения стабильности, а не как цель развития общества;

3) оригинальную, по ряду положений сближающуюся с широко распространенной в западной социологии теорией модернизациисоциокультурную модель России А. С. Ахиезера, который рас- сматривает Россию как своеобразную промежуточную цивилизацию, «застрявшую» между традиционным и либеральным обществами. Для этого состояния общества, по мнению автора, были в целом характерны гибридные черты: монополия на дефицит в области экономического развития; особые формы демократии, латентно содержащие значительные пласты архаических ценностей, в политической сфере; система особых «хромающих» решений в административном управлении. Учитывая обозначенные выше подходы к изучению основных проблем предлагаемого учебного курса, важным представляется предложенный А. С. Ахиезером анализ основных социокультурных противоречий, породивших в России феномен «расколотого общества» с преобладающим влиянием инверсионной логики развития.

Большой интерес представляет также выделение ученым исторических циклов общественно-государственного развития России, характеризуемых автором через призму становления и смены систем нравственности — от вечевой, соборной и авторитарной, утилитарной и либеральной до ее гибридных форм, в частности, «псевдосинкретической», положенной в основу советской государственности после 1917 г.;

4) современную теорию бюрократии, в том числе активно разрабатываемую западной социологией, но еще не освоенную отечественной наукой такую форму управления, как патримониальное господство (патримониальная бюрократия) — один из типов традиционного господства, основанный на принципе личной преданности и личном характере власти, который предшествовал современной рациональной бюрократии. Этот тип господства и бюрократии занимал центральное место в политической социологии Макса Вебера и, по мнению ряда ученых, может быть плодотворно применен к характеристике российской бюрократии практически на всех этапах развития Российского государства;

5) известную социологам и политологам четырехфакторную модель организационно-управленческих культур, или «управленческую матрицу» Г. Хофштеде Д. Боллинже, выделивших четыре основных параметра управленческой культуры: уровень иерархии, или «дистанция власти», стремление избежать неопределенности, индивидуализм — коллективизм, преобладание мужских или женских ценностей. Использование этой модели позволяет выявить многие специфические особенности российской управленческой культуры (в определенном смысле как «вертикальной культуры»), влияющие на характер и эволюцию государственного управления в России.

Большое внимание уделено осмыслению влияния мобилизационного («догоняющего») типа развития России, через призму которого рассматривается большинство проводимых реформ государственного управления и который, по мнению современных авторов, во многом предопределил развитие России как «ресурсного государства» с характерной для такого государства мобилизационно-распределительной моделью государственного управления.

С влиянием догоняющего (мобилизационного) типа развития России непосредственно связана также такая особенность исторической эволюции российской государственности как дискретный (прерывистый) характер развития русского общества. Исходя из этой особенности, ряд авторов считает правильным выделять в истории России не какие-то отдельные исторические периоды (киевский, московский, петербургский), а особые субцивилизациии — принципиально различные этапы развития, которые отличаются друг от друга не только характером власти и управления, но и всей системой ценностей, самим типом культуры. Считается, например, что население Киевской Руси (древнерусская субцивилизация) внутренне осознавало себя, особенно после принятия христианства от Византии, принадлежащим к общеевропейской цивилизации, которая отождествлялась им с христианским миром. Древняя Русь еще не противопоставляла себя Европе (об этом, в частности, свидетельствует «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона). И, напротив, в Московском государстве (московская субцивилизация) в связи с активной борьбой Москвы с Литовским государством и Польшей и особенно после превращения Москвы в результате падения Византии в центр православия («Москва — третий Рим») постепенно происходит поворот России к «почвенничеству», к Востоку. Новая ситуация привела на долгое время к изоляции России от Европы, сопровождалась резким противостоянием России католическому Западу, европейским политическим ценностям и институтам.

Точно так же, как московская субцивилизация по характеру основных ценностей и менталитету общества резко отличалась от древнерусской, становление Петербургской России (имперская субцивилизация) характеризовалось кардинальной сменой самого типа культуры, что в определяющей степени было связано с активно проводимой Петром I европеизацией России. Если для московской субцивилизации главными ценностями были религиозные ценности («святая Русь», «последнее православное царство»), то, напротив, в петербургский период предмет сакрализации (обожествления) перемещается на само государство. Именно государство становится для власти предметом нового культа. Господствующей становится политика государственного патернализма, Россия в отличие от большинства европейских стран того времени, развивавшихся в сторону сословно-правового государства и гражданского общества, приобретает характер чисто политического общества.

Одно из центральных мест отводится выявлению особенностей политической культуры России и их влияния на характер и эволюцию государственного строя и государственного управления (этатизм (ведущую роль государства в политической жизни), патернализм, персонификация властных отношений, вотчинная психология политической элиты, приверженность харизматическим лидерам, цезарепапизм, авторитаризм и др.). Как качественная, интегративная характеристика всей политической жизни общества, его политической системы категория политической культуры общества позволяет проследить эволюцию государственной системы и государственного управления в России, особенности перехода от традиционной организации управления к рациональной, сравнить аналогичные процессы в России и Европе.