migration
18
Сен

Миграционный кризис – не фатален

Миграционный кризис в Европе не ощущается, если смотреть на ситуацию глазами туриста. Европейцы живут припеваючи своей размеренной жизнью. Французы часами просиживают штаны за кофейными столиками (когда они только работают?), уплетая булку за булкой и глазея на толпу, будто в монитор телевизора. Работящий немец – другое дело, торопится на работу, как и иммигрант из Африки в деловом костюме.

Миграционный кризис (который до сих пор наблюдается в ЕС из-за поддержанной ими «Арабской весны» и ряда других факторов) создают не эти работяги иммигранты, а беженцы, которые размещаются там, куда легче им попасть и куда редко попадают туристы. Беженцев больше всего в Италии (давно слышны требования Италии распределить миграционную нагрузку по всему ЕС), Греции, в городах-портах типа Марселя, в странах, которые ведут более лояльную политику в отношении мигрантов (Англия и Германия более терпимы, нежели Франция), беженцы селятся в специальных лагерях, где их обеспечивают всем необходимым. Но куда девать их из этих лагерей? Не могут же они вечно существовать в гетто?

По данным ООН поток беженцев сокращается: с января по август 2018 года через Средиземное море в Европу попали около 60 тысяч беженцев, и это в половину меньше, чем за аналогичный период 2017 года.

Проблема мигрантов, если брать шире – притесняемых меньшинств, имеет глубокие корни и европейские правители решали её по-разному. В Испании – радикально. Сначала иноверцев морисков облагали налогами, заставляли учить испанский, в конце концов оставшихся триста тысяч переселил в Северную Африку.

А императоры Священной Римской империи Фердинанд I и его сын Максимилиан II проявляли веротерпимость к культурным и религиозным меньшинствам (князья лютеране могли исповедовать любую веру в своих владениях), потому что императоры и князья имели на тот момент общего врага – турков. Но Тридцатилетняя война дает другой пример – католики Франции под предводительством Ришелье воюют с немецкими католиками, но тут уже решался вопрос, кто будет лидером христианского мира.

В эпоху Наполеона эмигрантами были французы, бежавшие от республиканского режима, сторонники короля. У них стали конфисковать имущество и…. они вернулись. Эти люди были не были лояльны Наполеону, что подточило его власть.

Во Франции жили переселенцы из колоний, которые искали лучшей жизни в метрополии, но её политика в отношении угнетаемых колоний их не устраивала. А около сорока лет назад Франция решила искупить вину перед своими бывшими африканскими колониями, а заодно и пополнить ряды пролетариата дешевой рабочей силой.

Для этого был устроен облегченный въезд в страну для бывших «колонизированных», им выдавались пособия и бесплатное жилье. Предполагалось, что благодарные иммигранты примут французский образ жизни и полностью ассимилируются на новой родине. Но что-то пошло не так.

Современная Франция, в особенности Париж, имеет огромные арабские кварталы, где царят свои законы и куда французские полицейские стараются даже не заглядывать. Например Сен-Дени, который считается самым опасным пригородом Парижа. Если вы окажитесь там ночью, то ничего кроме белых белков глаз не увидите, там проживает темное население.

Всё чаще происходят не банальные ограбления, а странные агрессивные убийства, которые сложно предотвратить, ибо логика сумасшедшего непредсказуема… На прошлой неделе парижская полиция задержала мужчину, вооруженного ножницами, который ранил двух прохожих в центральной части Парижа (площадь Бастилии).

Нападение произошло всего несколько часов спустя после того, как накануне поздно вечером в Париже 30-летний афганец ранил ножом 7 человек. Почему? Что движет этими людьми? Французские СМИ стараются не говорить об этом, чтобы лишний раз не будоражить общество. Думаю, что в Москве аналогичных случаев меньше или наши СМИ тоже проходят схожую цензуру. Однако, нельзя не замечать рост преступности в Европе, которая ранее считалась островком безопасности.

Замалчивание фактов

Некоторые эксперты полагают, что ранее европейские политики обвиняли руководство СССР в замалчивании значимых для общества фактов, однако в настоящее время сами прибегают к той же практике. Хотя это натянутое сравнение можно сказать, что любой режим будет контролировать СМИ в своих интересах, ошибка полагать, что где-то этого контроля нет. Чиновники, которым на руку миграционный кризис будут замалчивать нелицеприятные факты и говорить о положительном влиянии мигрантов на развитие Европы. Тем не менее, канал «Евроньюс» и не только освещает все стороны процессов протекающих в Европе, поэтому те кто хочет правду так или иначе ее получит, в интернете всё есть (пока ещё).

Выгоден ли кризис ЕС США? В какой-то степени да, чтобы устранить конкуренцию, но с другой стороны ослабление Европы, которая и так не хочет финансировать НАТО, поддерживать все санкции Вашингтона…И чем сильнее экономические трудности ЕС, тем дальше он становится от Америки и ищет других союзников, США это не нужно.

Меркель признала, что нынешний кризис сильнее ударил по Германии, чем кризис 2008 года, она заявила: «Если Европа просто скажет: мы закрываем свои границы и нас не волнует, что происходит у наших соседей, тогда ничего не получится». Но мы не слышим, как иначе можно решить эту проблему.

Любое возмущение этой политикой пресекается. Мирная демонстрация в Хемнице с портретами женщин, погибших в течение последних нескольких лет от рук арабских беженцев, была названа «нацистской». Чтобы загладить вину немцы должны терпеть Меркель до скончания веков и пустить к себе весь поток беженцев.

Это реакция страх режимов на то, что крайне правые и крайне левые популисты набирают силу во всех странах Запада, и легально их остановить уже не получается – избиратель совершенно разочаровался в способностях и политике нынешних элит.

Европа стремительно «правеет» на фоне незатухающего миграционного кризиса. В Британии кризис политической власти, которого страна не знала со времен Карла I.

Здесь будут уместны слова человека, который провидчески хотел вывести Францию из НАТО ещё в прошлом веке: «Исторический фатализм существует для трусов. Смелость и счастливый случай не раз меняли ход событий. Этому учит нас история. Бывают моменты, когда воля нескольких человек сокрушает все препятствия и открывает новые дороги».
Шарль де Голль.

Продукты

Важный фактор отличия России от Европы – качество продуктов питания. Мы есть то, чем мы питаемся. От качества питания зависит качество жизни, её продолжительность и многое другое.

Смертность ожидается примерно на уровне 1,9 миллиона человек (а возможно и больше в связи с усугубляющимся кризисом). Столько же было в прошлом году и в позапрошлом, но в 90-е показатели были в 2 раза выше.

Во Франции коэффициент смертности 8,8 и занимает она 86 позицию в списке стран по уровню смертности на тысячу человек. В России 13,4 и 32 строчка рейтинга. Германия между ними – 10,9. Хотя почему-то Сирия, Ливия – горячие точки нашей планеты имеют смертность – 5,4 и 5,2 (там-то вся продукция точно натуральная). В общем статистика – вещь противоречивая и неоднозначная.

Однако, напрашивается вывод, что для важнее регулирование внутренней политики, от успешности которой зависит демография, иначе кто будет отстаивать суверенитет при огромной смертности населения.

Французский рынок положительно отличается натуральностью продуктов. В России происходит их фальсификация, когда мясо в колбасе заменяется субпродуктами, растительными жирами и ароматизаторами. Аналогичные подмены происходят в молочной продукции.

Французские поставщики сыров и вина давно не могут сотрудничать с Россией не из-за санкций, а потому что не хотят, чтобы их товар разбавлялся, с чем-то смешивался для увеличения объемов и веса и перепродавался под той же маркой. Они считают, что ради прибыли травить клиентов – аморально. Это не стоит того, чтобы нарушать вековые традиции производства.

Хотя есть исключения, например, есть французский город Гавр, а там… рядом с нефтеперерабатывающей станцией (по технологии прошлого века) пасутся коровки… Вопрос – какой в итоге получится сыр? Коровки пасутся везде и рядом с оживленными трассами – это тоже, скажем, не экололгично.

Традиции

Европа остается традиционной, идеи постмодернизма (разрушение традиционных ценностей и институтов) там ещё не прижились в той мере, в которой часто рисуется российскими СМИ. Всё меньше людей посещает прекрасные соборы, но они не находятся в запустении и процветают хотя бы за счет туризма. Возможно, что церковь давно утратила в глазах европейцев привлекательность (как минимум уже 500 лет).

В России до сих пор не появилось своих собственных Борджиа (или мы просто мало информированы), этим можно объяснить сохранение доверия к церкви. Также на религиозность влияет и уровень образования, не зря XX век стал веком секуляризации и одновременно роста образованности населения во многих странах мира.

Процесс смены вех идет постепенно…Европа пока ещё не в полной стагнации, а Азия не вырвалась вперед настолько, чтобы полностью её затмить. Говорят, что «поворот на Восток» для России – это спасение, нет, это ошибка, как и полный разворот на Запад, как культивирование какой-то единственной идеологии и догмата. Процесс в ходе которого наметилось преобладание Востока над Западом может остановится, ведь, как говорил де Голль «исторический фатализм существует для трусов».